1

Тема: Образ героя в скандинавских сагах.

Романтизированный образ скандинавских викингов, привлекает к себе уже не одно поколение. Старшее поколение помнит фильмы "Викинги" и "И на камнях растут деревья", в этих фильмах лихие скандинавы покоряют города, собирают дань с племен, ведут себя возвышенно и благородно. Даже не благовидные поступки в таких фильмах выглядят привлекательно. Этот романтизм затмевает многие факты, которые весьма не лестно показывают скандинавских воинов. Например для скандинава характерны высокопарные слова и низкие поступки. Это хорошо описано в "Cаге о Хаварде из Ледового Фьорда" 
Та (служанка) возвратилась и доложила, что Торбьёрн, её брат, и Вакр, её сын, бьются с Олавом сыном Хаварда, и тогда Тордис пошла в дом и рассказала об этом своему сыну Скарву, призвав его помочь родичам. Он ответил, однако:
- Я предпочёл бы сражаться вместе с Олавом - и в честном бою. И я почитаю ничуть не менее позорным нападать втроём на одного, нежели делать это вчетвером. Я отказываюсь идти туда.
Тордис ответила:
- Я-то полагала, что у меня два сына-смельчака, а теперь я вижу, что ошибалась всё это долгое время, ибо ты скорее дочь мне, чем сын, раз отказываешься помочь своим родичам, и если б я родила девочку, она и то была бы храбрее, чем ты, сын мой.
И вышла, а он, вне себя от гнева, схватил секиру и выбежал из дома, и примчался на склон холма, где шло сражение. Торбьёрн увидел его и начал биться ещё отчаянней, а Олав не заметил его приближения. И когда Скарв достиг Олава, он ударил его с двух рук, и секира вонзилась тому глубоко в спину."
Как справедливо указывает сага, Скарв высокопарно рассуждает о поединке, но когдо доходит до дела трусливо бьет Олафа в спину. Причем до его вмешательства Олаф сражался один против троих, правда к приходу Скавра, уже против одного соперника, прочих он уже к тому времени зарубил. И весьма показательно, что трусливое нападение большим числом почиталось,как храбрый и достойный поступок. Это подчеркивают слова Тордис к сыну.
Нападение на одного противника превосходящими силами типично для скандинавских воинов.В той же саге рассказывается о смерти Льота. "Они укрылись возле тропы и терпеливо ждали, пока не показался Льот. Тот шел быстрым шагом и сжимал в руке бердыш. Когда он почти миновал засаду, Торстейн ударил его топором в предплечье, и удар этот был такой силы, как для мальчика, что хотя и не отсек руку, но вывихнул ее в плече. Однако Льот оборотился к мальчикам и воздел бердыш, чтобы зарубить Торстейна. Но в этот миг Грим исподтишка прыгнул на него, повалил, ибо Льот не ожидал атаки с этой стороны, и отсек руку, державшую оружие, а после этого удары братьев посыпались один за другим. Воистину диву даешься, что так пал Льот Смертобоец, и никто из братьев не получил даже легких ранений."  Автор саги удивляется, но что тут удивительного, когда нападают сзади. Как видим нападают сзади не только воины, но и мальчишки. Это говорит о том, что такая мораль прививалась скандинавам с детства. По крайней мере есть еще  один пример в саге об Эгиле описывается просто детская игра "Во время игры Эгиль оказался слабее его, а Грим к тому же старался, как только мог, показать, насколько он сильнее. Тогда Эгиль рассердился, поднял биту и пытался ударить Грима. Но Грим схватил его и с размаху швырнул на землю. Он крепко поколотил Эгиля и сказал, что задаст ему еще крепче, если тот не научится вести себя как следует. Когда Эгиль встал на ноги, он вышел из игры, мальчики же кричали и насмехались над ним. Эгиль пошел к Торду, сыну Грани, и рассказал ему, что произошло. Торд сказал:
- Я пойду с тобой, и мы отомстим ему
Торд дал ему топор, который держал в руках. Этим оружием в то время охотно пользовались. Они пошли туда, где играли мальчики. Грим тогда держал мяч, и вот он кинул его, а другие мальчики бросились за мячом. Эгиль подбежал к Гриму и всадил ему топор глубоко в голову. Затем Эгиль и Торд ушли к своим.
И что интересно, взрослый мужчина, отправляет мальчика на подлое убийство безоружного сверстника. Получается детские забавы легко приводят к убийству. В саге о сыновьях Дроплауг показательно то, что убивают в спину брата тем самым, совершая братоубийство "Асмунд сгребал сено. Он видел, как шли братья и узнал их. Они выпрягли из саней лошадь, и Торгрим решил ускакать к хутору. И когда он уже был готов прыгнуть лошади на спину, Хельги метнул в него копье и пронзил насквозь. Торгрим тут же упал на землю мертвый. " Напасть неожиданно, чтобы обезопасить себя от сопротивления. Выждать момент и убить, ни о какой чести речи быть не может. Вот и сага об Эгиле говорит о том же, " В сенях было темно. Он пронзил Барда мечом, так что конец меча торчал из спины. Бард упал замертво, и из раны хлынула кровь.
Ударить исподтишка, в спину и так поступают не отрицательные персонажи, а герои саг. Как-то странно поступают воины, такие поступки больше походят для рабов. В саге о сыновьях Дроплауг описывается такой случай "У Халльстейна был раб по имени Торгильс. Полмесяца спустя однажды утром случилось так, что Хельги, Дроплауг и Торгильс, раб Халльстейна, долго беседовали, и никто не знал, о чем они говорили. Той зимой Торгильс смотрел за овцами в загоне к югу от хутора: он был хороший работник. Туда принесли много сена. Как-то раз Торгильс пришел к Халльстейну и попросил его пойти осмотреть своих овец и сено. Тот пошел, зашел в амбар и заглянул в окошко. Тут Торгильс ударил Халльстейна секирой Хельги сына Дроплауг, и второго удара не понадобилось." Ну с раба что взять, раб это раб. Но по какой причине воин поступоет подобно рабу.Вероятно рабские инстинкты уходят корнями в более древние времена. Может быть скандинавский народ прошел в древней истории через рабское подчинение. Ведь не случайно история Вендельской культуры уходят корнями на восток. Наиболее близкие венлельским шлемам шлемы из Прикамья, орнамент имеет скифские истоки. Ведь только народ в крови которого сохранились рабские наклонности будет поступать подобным образом. А скандинавский эпос продолжает подтверждать неблаговидные дела северных воинов "В саге о Гуннлауге змеином языке мы видим опять нападение превосходящими силами, разница лишь в то, что победа оказалась на другой стороне "Грим и Олав вдвоем напали на одного Гуннлауга и бились очень храбро. Битва кончилась тем, что он убил их обоих, а сам не был ранен" Норма нападение превосходящими силами вот и в саге о Гисли это очень ярко показано "наступают на Гисли двенадцать. Они лезут на скалу, а он обороняется и камнями и оружием, так что эта оборона прославила его имя. В сеге о Вальсюнгах ситуация не просто повторяется, но и еще больше усугубляется "И под вечер конунг напился и отошел ко сну. А когда он заночевал, вошли к нему Гудрун и сын Хогни. Гудрун взяла меч и пронзила грудь Атли-конунга: так учинили они вдвоем, она и сын Хогни." Поступок как видим свойственен даже женщине. "Герои" не прочь напасть и на спящего, и на  пьяного. О том же говорится и в саге о Снэбьерне Борове "Снэбьёрн принялся чинить корабль, а Тородд с женой остались в землянке - они были из людей Снэбьёрна, а из людей Хрольва остался Стюрбьёрн: все прочие отправились ловить рыбу. Стюрбьёрн убил Тородда, а затем вдвоём с Хрольвом они убили Снэбьёрна. "   А в саге об Эгмунде битом и Гуннаре пополам "герой" совешает убийство, подставляя при этом Гуннара, одев его накидку. "Эгмунд подошел к дверям, и все, кто там находились, признали в нем Гуннара Пополам. Понизив голос, он позвал Халльварда выйти к нему ненадолго:
- У меня к тебе важное и неотложное дело, - сказал он. Затем Эгмунд отошел от дверей и обнажил меч. Гуннар Пополам был всем хорошо знаком, поэтому Халльвард вышел из дому один, и не успел он приблизиться к Эгмунду, как тот нанес ему смертельный удар. После этого Эгмунд побежал вниз к лодке. Он сбросил с себя накидку и, вложив в капюшон камень, забросил ее в реку, так что она пошла ко дну. Эгмунд прыгнул в лодку и приказал грести прочь из реки."
Эгмунд ведет себя не просто, как трус, убегает с места убийства.  Как убийца, боящийся разоблачения. Он скрывает следы своего преступления..Поступок явно не воина с честью. Подлость и трусость частый спутник воинов в сагах. Попытка опозорить чужую жену в отсутствии ее мужа, не добавляет романтичности образу скандинавов. В саге о Воглунде, братья Кетильрид пытаются совершить такое дело, с одобрения своей матери. " Эйнар спросил, где сейчас Улоф, и ему ответили, что она в горнице за рукоделием. Братья поднялись в горницу и увидели там женщину за шитьём, которую они приняли за Улоф; Эйнар сел рядом с ней и завёл разговор. Тут в комнату вошёл человек в синем одеянии с обнажённым мечом в руке, не очень длинным, но достаточно грозным на вид. Они спросили, как его зовут, и человек с мечом назвался Оттаром. Имя это им ничего не говорило, но в присутствии человека с мечом ражу у братьев сразу поубавилось." Как видим храбрость братьев как ветром сдуло, но самое любопытное, что воин с мечем была сама Улоф. Кетильрид перепугались на столько, что даже не удосужились проверить кто скрывается под синим плащом. В другой саге о Гисли, за оскорбление купцы убивают Торрода, тогда Торгрим решает отомстить. И как же он это делает? Он отправляется к норвежцам и "застигает их там, где они спали, и расталкивает Торарина древком копья. Тот вскакивает и только хочет схватиться за меч, - а он признал Торгрима, - как Торгрим наносит ему удар копьем и убивает. Тут просыпается Торир и хочет отомстить за сотоварища, но Торгрим ударом копья укладывает и его. Это место зовется теперь Долиною Завтрака и Погибелью Норвежцев. Вслед за тем Торгрим поехал домой, и эта поездка принесла ему славу." Убийство сонных людей приносит Торгриму славу, не победа в честном поедннке, а подлое убийство. В той же саге говорится и о другом убийстве сонного человека "незадолго до рассвета кто-то входит неслышно и идет туда, где лежит Вестейн. Тот в это время не спал. Но, прежде чем он что-либо заметил, в грудь ему вонзилось копье, проткнув его насквозь. " Гисли мстит за убийство Вестейна таким же образом убивает сонного противника " Гисли тихонько касается Торгрима, чтобы тот проснулся. Торгрим думал, что это Тордис его разбудила и повернулся к ней. Тут Гисли одною рукой срывает с них одеяло, а другой насквозь пронзает Торгрима Серым Клинком, так что острие засело в дереве." О том же говорит и сага о Глуме Убийце "Клэнг встал необычно рано и вышел из дому с тремя вооруженными спутниками. Они снарядили лодку и поплыли к Пастбищу. В тот час все на хуторе еще мирно спали. Клэнг сказал своим людям:
- Вот как мы сейчас поступим: вокруг двора пасется много скота. Мы отгоним его к дому, где спит Торвальд. От шума он проснется и выглянет наружу, а мы застанем его врасплох. Так было сделано. Торвальда разбудил топот копыт, он оделся и вышел из дверей, и тогда Клэнг нанес ему смертельную рану. И в саге о сыновьях Драуплауг рассказывается схожая история "После этого оба заснули. Тогда Грим подошел к Хельги и отвел руку Тордис, которую та положила на мужа.
Грим сказал:
- Проснись Хельги, ты свое отоспал!
Вслед за этим Грим ударил Хельги мечом и пронзил насквозь.
В саге о Арон сыне Хрельва тот же случай "Тут Эйольв и его люди вооружаются и пускаются в бег с полной выкладкой (70); они подошли к усадьбе на Пригорках еще до рассвета, когда их никто не ждал. Было это за одну ночь до Мессы Агаты (71).
Как видим подобный случай убийства спящих или сонных людей почти норма в скандинавском обществе. Миф о легедарной храбрости скандинавов тоже опровергается сагами в саге об Эгиле показано, как конунг решает избежать боя  "Тогда Альвир Хнува подошел к дому и попросил вызвать Торольва для разговора. Он сообщил Торольву, какие условия поставлены конунгом. Торольв отвечает так:
- Я не хочу примирения с конунгом на условиях, которые он мне навяжет. Проси конунга, чтобы он разрешил нам выйти из дома. Будь тогда что будет.
Альвир вернулся к конунгу и сказал, о чем просит Торольв. Конунг сказал:
- Подожгите дом! Я не хочу биться с ним и терять своих людей. Я знаю, что Торольв причинит нам большой урон, если мы станем с ним сражаться. Его нелегко будет победить и в доме, хотя у него меньше воинов, чем у нас.
После этого дом подожгли. Огонь распространялся быстро, потому что бревенчатые стены были сухие и просмоленные, а кровля покрыта берестой."
Предположим, что на войне все средства хороши, для достижения победы, но это не война, а стычка между конунром и ярлом. Скандинавы сохраняли аморальные принципы и в других странах в саге об Эймунде рассказывает об убийстве князя русского
"Эймунд конунг хорошо заметил вечером, где лежит в шатре конунг, идет он сразу туда и сразу же убивает конунга и многих других[38]. Он взял с собой голову Бурицлава конунга. Бежит он в лес и его мужи, и их не нашли. Стало страшно тем, кто остался из мужей Бурицлава конунга при этом великом событии, а Эймунд конунг и его товарищи уехали, и вернулись они домой рано утром[39]. И идет Эймунд к Ярицлейву конунгу и рассказывает ему всю правду о гибели Бурицлава. «Теперь посмотрите на голову, господин, — узнаете ли ее?» Конунг краснеет, увидя голову[40]. Эймунд сказал: «Это мы, норманны, сделали это смелое дело, господин; позаботьтесь теперь о том, чтобы тело вашего брата было хорошо, с почетом, похоронено». Ярицлейв конунг отвечает: «Вы поспешно решили и сделали это дело, близкое нам: "
Князь осуждает поступок, хотя и соглашается, что дело это для него нужное. Что именно покоробило князя поступок или отрубленная голова понять можно. Вероятно поступок, хотя может и отрубленная голова. Отрубить голову не такой уж и редкий случай в скандинавской истории, в другой саге воин совершает подобный поступок. "Когда корабли пришли из Исландии в Норвегию, вести о гибели Торгейра и его товарищей дошли до конунга Олава. Конунг спросил, чьих рук это дело. Корабельщики рассказали, что сделал это Торарин Дерзкий, и что он усугубил убийство тем, что зимой положил голову в соль, а следующим летом привез на альтинг. От этих вестей конунг пришел в сильный гнев и сказал:
- Людей убивают часто. Но не доводилось слышать, чтобы убийцы так поступали (3). И мы, конечно, желали бы, чтоб сделано это было руками обреченного (4)." даже конунг признает, что убийства, не поединки, а именно убийства вещь вполне повседневная.
Конунг признает, что убийство это повседневность, скандинавского быта. Трусость проявляют и герои, причем довольно часто.В саге о Глуме убийце описывается подобная ситуация
"в тот самый день, когда Арнор хотел забрать солод, Торгрим и с ним шесть человек парились в бане близ Вороньего Источника. Когда Арнор переправлялся через реку, Торгрим заметил его и громко сказал своим спутникам
- Разве не удача, что нам сегодня попался Арнор? Не выпустим же из рук солод, коль уж девица нам не досталась. Они выехали навстречу с обнаженным оружием, а Арнор, увидев, сколь велико численное превосходство противника, прыгнул в реку и переплыл ее.
В той же саге читаем еще об одной попытке убийства "В руке у Скуты был меч, называемый Летящий Клинок, а на голове шлем. Он притаился у стены возле самого выхода из склада. Вошел Глум. Он был безоружен и сперва никого не заметил в кладовой, а Скута начал скользить вдоль стены, чтобы загородить ему выход. Вдруг Глум обернулся, узнал его, понял, что происходит, и немедля выбежал наружу.
За кладовой была речная теснина, и Глум припустил туда. Скута кричал ему вдогонку, призывая подождать и сразиться как мужчина, но Глум ответил, что предложение Скуты стоило бы обсуждать единственно в том случае, будь они одинаково вооружены, после чего прыгнул в поток и скрылся под водой." Вести себя как мужчина или как воин Глум не захотел, попросту сбежать оказалось проще и безопасней. Сага о Вальсюнгах повествует о трусости в битве "
Вот горячит Атли-конунг дружину свою для крепкого натиска. Принялись они теперь жестоко рубиться, а Гьюкунги нападали так грозно, что Атли-конунг убежал в палату и схоронился там." Трусость проявляется не только перед превосходящими силами, но и в банальном поединке, когда противник один. Об этом можно прочитать в Саге об эгиле
Эгиля, он встал и подошел к лодке. Те, которые охраняли лодку, заметили его только тогда, когда он подошел к ним совсем близко. Одного из них Эгиль поразил мечом насмерть, второй бросился бежать и стал карабкаться по склону, но Эгиль взмахнул мечом и отсек ему ногу. Третий же взобрался на лодку и стал багром отталкиваться от берега. Тогда Эгиль за канат притянул лодку к себе и вскочил в нее. После короткой схватки Эгиль убил человека конунга и сбросил его за борт." Вообще сам факт убийства привычный для скандинавов и не тревожит, их больше пугают последствия  "Торбьёрн спросил, зарубили ли они его, и мальчики подтвердили, что Льот мертв. Он сказал:
- Проваливайте отсюда, безумцы, вы навлекли несчастья на мой дом! Вы совершили самый глупый поступок, о каком я только мог помыслить, и убили самого могущественного хёвдинга края! Его родичи придут мстить за него и в лучшем случае сгонят меня с моих земель, но и то вряд ли, а вероятнее, убьют и вас, и меня вместе с вами. "  По мимо прочего, скандинавы могли убить так же легко, как присесть. В сагах описываются разные случаи например убийство раба в саге "Пряди о названных Братьях"

Торгейр отъехал немного вперед (7) и проезжал Крутую Гору (8) с юга; в этот час люди стояли там на дворе. Пастух уже пригнал скотину домой, стоял на выгоне, опершись на свой посох, и беседовал с другими людьми. Посох был коротким, а человек уставшим; стоял он поэтому ссутулившись, выгнув спину и вытянув шею. Увидев это, Торгейр занес секиру и с размаху опустил на шею. Секира была острой, и голова отлетела от туловища и далеко укатилась. Затем Торгейр поехал дальше, а у стоявших на выгоне опустились руки.
Они спросили, ради чего Торгейр совершил это убийство, и чем этот человек не угодил ему.
Торгейр отвечает:
- Ничем он меня не обидел, но я взаправду не смог удержаться, раз он встал так удобно для удара." Вообще скандинавы убивают иногда просто потому что что-то показалось.
Внезапно вернулся Арнгрим в сопровождении Торвальда Крючка, и когда они вошли в гостиную, Стейнольв как раз склонился над шкатулкой и с интересом перебирал ее содержимое. Арнгрим в гневе ударил его по щеке с такой силой, что Стейнольв упал в огонь и умер." Вот так легко убить женщину, тоже не удивительное событие. В саге о Снэбьёрне Борове  рассказывается именно такой случай " Халльгерд сидела на скамье и причесывалась; волосы закрывали ее всю и ниспадали на пол - у нее, да еще у Халльгерд Длинноногой (3), были самые прекрасные волосы из всех женщин Исландии. Халльбьёрн просил жену подниматься и ехать с ним. Она осталась сидеть и молчала. Тогда он схватил ее за руку, но она не поднялась с места.
После этого он намотал волосы Халльгерд себе на руку и хотел стащить ее со скамьи, но она продолжала сидеть и не трогалась с места. Тогда он выхватил меч и отсек ей голову, вышел во двор и уехал прочь " Конечно время было жестокое и жизнь раба,или простолюдина, или женщины не много стоила. Но подлость тоже не редкий гость в сагах, причем за благородный поступок отвечают злом. Гунлауг сражался в поединке с Хравном, побеждает его. Поверженный противник просит напиться. " Гуннлауг пошел к ручью, зачерпнул воды шлемом и отнес Храфну. Тот протянул ему навстречу левую руку, а правой ударил мечом Гуннлауга по голове и нанес ему очень большую рану."Конечно можно возразить, что Храфн отрицательный персонаж. Дело в том, что в большинстве саг, исключая очевидные сказки, нет отрицательных персонажей. Поклонники скандинавских саг и романтических викингов, станут возражать, приводя в пример другие выдержки из саг. Где викинги в одиночку совершают подвиги сражаясь один против многих. И если мы признаем, что подобный способ сражения показывает скандинавского воина какой он есть, а прочее это фольклор, то стоит принять и героические деяния былинных богатырей. Когда они в одиночку обращали в бегство целые отряды как Илья Муромец. И в пример скандинавам русичи не убивали спящих в былине о поединке Дуная и Добрыни. Застает Дунай Добрыню спящим, "Закипела во Дунае кровь горючая, Расходилися его дак могучи плеча. Он берет же свою дак сабельку вострую, Замахнулся на молодца удалого; А и сам же Дунаюшко щото прираздумался: «А мне сонногото убить на место мертвого; А не честь моя хвала будет богатырская, А не выслуга будет молодецкая».
Следует вспомнить и легендарного князя Святослава, который идя на врага, отправлял ему послание "иду на вы". Много ли подобных случаев в истории? Нет.Пожалуй на основании выше изложенных фактов описанных в сагах можно подвести итог. Так какими нормами руководствовались герои саг?
Пожалуй в части были подлость, трусость, предательство. Так что ничего не остается от ромнтического образа. Не стоит придумывать то, чего не было. В истории достаточно сказок.